Марина и Сергей Дяченко. Долина совести

Мудрейший 16 сентября 2012
Я присвоил тебя.
Я присвоил…
Как реку — стрекозы,
Как лето — ребенок в песочнице,
Как орден — великую битву,
Как пушинка на тополе — город…
Не пугайся.
Я просто воздух,
Которым ты дышишь.
Мудрейший 16 сентября 2012
Дружище, я не могу быть с тобой рядом.
Больше всего на свете я хочу быть с тобой рядом. Но я не могу! Это было бы подло, понимаешь.
Я — как серная кислота, которая полюбила синицу, маленькую птицу с черными внимательными глазами.
Мудрейший 16 сентября 2012
Мне снилось, что солнце продали в рабство
Большому подсолнуху у дороги,
Что солнце отныне навек несвободно
И держит свой путь, повинуясь взгляду
Слепого подсолнухова лица
А если залягут над миром тучи,
И солнце не сможет найти прорехи,
Чтобы увидеть лицо господина,
Черное, в венчике рыжих листьев, -
Солнце умрет.
Мудрейший 16 сентября 2012
— Свобода, — сказал полицейский в камуфляже, с резиновой дубинкой у пояса, — это всегда одиночество. Чем совершеннее свобода — тем полней одиночество.
— Что? — удивился он.
— Я это говорю к тому, что любая привязанность есть первый шаг к рабству, — охотно пояснил полицейский, оставляя свой пост возле обменного ларька и подходя ближе.
— Вряд ли, — нерешительно сказал он.
— Да-да, — ради убедительности полицейский коснулся наручников, болтающихся у него на поясе рядом с дубинкой. — Именно так. Даже если это привязанность к домашним тапочкам. Или к единственному сорту сигарет. Или к стране. весь текст→
Мудрейший 16 сентября 2012
Нет ничего хуже – привязаться, перегореть, а потом привязаться опять. Это мучительно. Это – почти наверняка смертельно…
Мудрейший 16 сентября 2012
Все мальчики, которых воспитывают мамы, вырастают похожими на девочек.
Мудрейший 16 сентября 2012
За эйфорические всплески всегда надлежит расплачиваться ощущением полнейшего вакуума под сердцем.
Мудрейший 16 сентября 2012
Оказывается, можно не только говорить сквозь зубы – некоторые ухитряются сквозь зубы думать…
Рассказать друзьям